Эвтаназия: убийство из милосердия или от безысходности?

В Украине ежегодно умирает около 880 тысяч людей, из них 90 — от рака и злокачественных опухолей. Жить, ожидая фатального момента, могут и хотят не все.

«Легкая смерть» — так в переводе с греческого трактуется слово эвтаназия —  остановка жизни человека, который страдает неизлечимой болезнью, для облегчения его страданий. На самом ли деле легка эта смерть? Имеет ли право человек право добровольно уйти из жизни? Имеют ли право другие принять за него это решение? Вопросов однозначно больше, чем ответов.

Право выбора

В Украине, согласно с социологическими опросами, от 15 до 47% граждан воспринимают идею эвтаназии положительно. Они убеждены, что человек должен иметь право выбора. Противники же отрицают: «убийство из милосердия» — лишь оправдание нашему нежеланию помочь страждущим.

«Я считаю, что каждый человек является хозяином своего организма и своей жизни, судьбы, и должен принимать решение сам, — убежден Павел Гопотченко, председатель общественной организации  «Альтернативный Севастополь». — Правда, лишь совершеннолетний гражданин государства должен быть наделен таким правом».

В ноябре 2007 года Севастополь посетил один из активистов Всемирной федерации общественных организаций за право на смерть, которая объединяет свыше 40 организаций. Визит состоялся в продолжение европейской конференции, где была рассмотрена заявка ГО «Альтернативный Севастополь» о вступлении в федерацию и предложено ассоциируемое членство.

«Наша  организация разрабатывала пилотный проект легализации эвтаназии в Севастополе, но пока он не реализован, и к федерации нас так и не приняли. Мы пытались объяснить жителям нашего города, что легализация эвтаназии является передачей неизлечимо больному человеку формального права выбора между жизнью и смертью.

Это никоим образом не «массовое умерщвление старых», как пытаются представить дело безумные консерваторы. При этом проект мог бы быть переведен в коммерческую плоскость, ведь, например, в Швейцарии услуга эвтаназии стоит больше 3000 евро», — отмечает Гопотченко.

На сегодня эвтаназия уже легализуется в Голландии, Бельгии, Швейцарии, Люксембурге, штатах  Вашингтон и Орегон, Израиле и Франции. В Украине в соответствии со ст. 52 Законодательства о здравоохранении эвтаназия запрещена.

«Соглашаюсь с мнением большинства юристов, что ситуация разрешения эвтаназии в одной стране, да и отсутствие таких разрешений в других, создает основания к «торговле смертью», — говорит юрист Ярослав Олийнык. —   Не имея разрешения на эвтаназию, люди вывозят своих близких в другие страны, где им за деньги делают смертельные инъекции.

Безусловно, эвтаназия несет в себе риск того, что родственники лиц, которые находятся в тяжелом состоянии, могут злоупотреблять своими правами с целью имущественного обогащения. Человек умирает, открывается наследство, то есть речь идет также о каких-то экономических мотивах».

В США человек должен дважды устно обратиться к врачу с просьбой уйти из жизни, потом подать письменное заявление. Дальше врач и психиатр делают обследование, комиссия делает соответствующий вывод. Таким образом принимается коллективное решение.

По мнению Олийныка, внедрение института эвтаназии может привести к ситуации, при которой врачи не будут должным образом заботиться о здоровье больном. «Эвтаназию нельзя так просто вводить. Вот мы ее задекларировали и все. Нужно разрабатывать определенный комплекс норм, которые бы предоставили практические возможности ее реализации», — говорит Олийнык.

Принятие решения относительно этого вопроса относится к компетенции ВР. На сегодняшний день есть несколько законопроектов, которые в той или иной мере задевают вопрос эвтаназии, но ни один из них не идет путем либерализации или смягчения существующего законодательства.

«Я считаю, что государственные органы должны правильно регулировать вопрос ухода за тяжелобольными, но об этом легко говорить, а делать — очень трудно. Нужно соответственно предусматривать какие-то программы финансирования, создавать институты, которые бы помогали этим людям, реабилитационные центры.

В любом случае нельзя руководствоваться лишь материальной стороной, поскольку тогда нужно позакрывать все детские дома, дома для престарелых, то есть все, что экономически невыгодно. И умерщвлять людей, которые достигли 65-летнего возраста, чтобы не платить им пенсию», — считает Олийнык.

Врач решает как лечить, а не кому жить

«Я не дам смертельное средство тому, кто просит, и не подскажу пути подобного замысла», — так говорят врачи, произнося клятву Гипократа. Однако сегодняшнее финансирование онкологии на уровне 25-30% принуждает врачей вне собственного желания применять один из видов эвтаназии — ортоназию. При этой тактике врач не применяет особенных усилий для спасения больного, не вводит лекарственных средств, способных продлить жизнь, а ограничивается лишь принятием мер, которые облегчают состояние умирающего.

Ежегодно в кардиологической помощи нуждаются почти 5 тысяч больных, а около 23 тысяч граждан умирают, не получая необходимой хирургической помощи. При существующем материально-техническом обеспечении можно провести не больше 20% от необходимых хирургических вмешательств при сердечно-сосудистых заболеваниях.

В результате особенностей законодательства предоставление адекватной обезболивающей терапии наркотическими анальгетиками составляет не больше 10%. По данным ООН, по средней дозе наркотиков на одного онкологического больного Украина находится на 78 месте. Проще говоря, основная масса наших граждан умирает от физических и душевных мук и страданий. Именно отсутствие надлежащего лечения и ухода стимулируют требования больного и его родственников ускорить смерть.

«Невзирая ни на что, врач  должен лечить, спасать, нести свой  крест, как бы не было трудно, — говорит врач-терапевт Оксана Гулевич. -При  всех  условиях пытаться  не  затушить искру Божью. Врач — не Бог.  Ему  нужно решать, как лечить, а не кому жить. Каким бы критическим не было состояние больного, всегда есть шанс на чудо, и лишать его человека было бы неправильно».

Некоторые медики считают, что формальное разрешение эвтаназии может приостановить поиск новых, более эффективных средств диагностики и лечения тяжелобольных, а также способствовать недобросовестности в оказании медицинской помощи таким больным.

Кроме того, перед врачом появляется опасность принять посттравматический стресс или психоз пациента за его истинную волю. Часто когда человек стоит на последнем пороге своей жизни, он неспособен адекватно оценивать свое состояние. Каждый человек хоть раз в жизни допускает, что его жизнь глубоко несчастна, что он является грузом для других и ради их блага лучше уйти из жизни.

«Это болезнь нашего общества, мы слишком жестки и немилосердны. Вместо того, чтобы спорить об эвтаназии, нужно научиться отдавать близким свое тепло и любовь, особенно в последние дни их жизни», — убеждена Гулевич.

Работники хосписов понимают, если пациента нельзя вылечить, это еще не значит, что для него ничего нельзя сделать. Ведь временами то, что кажется пустяком для здорового человека, для тяжелобольного имеет огромный смысл. Девиз хосписов: «у нас еще есть время», даже если осталось три дня.

«Паллиативной помощью заниматься не каждому дано, — говорит Светлана Мартынюк-Гресь, Президент Всеукраинской ассоциации паллиативной помощи. — Очень трудно и морально, и физически. Это часть моей жизни, ведь почти двадцать лет проработала в самом тяжелом отделении Научно-исследовательского института онкологию. По большей части паллиативной помощью занимаются те, жизни которых коснулась печаль, оставив шрамы на сердце».

Светлана Дмитриевна пережила собственную трагедию, когда в день ее свадьбы умер  отец, который был онкобольным. И все же она считает, что каждый должен отстрадать свое, а мы — родные, близкие и просто небезразличные люди — должны облегчить последние дни их земной жизни.

С точки зрения верующего человека эвтаназия — это абсурд. Земная жизнь — это далеко не благо, благом, к которому стремится душа, является Царство Божье. А земная жизнь — лишь подготовка к жизни вечной, и убыстрять приход смерти — означает противиться воле Бога.

«Прекратить жизнь самому себе — смертный грех, — говорит иеромонах Пимен (Мацола), благочинный монастыря на Закарпатье. -Душу имеет право забрать только тот, кто ее дал. Говорит святое писание: «не по своей воле ты создан, и не по своей воле ты родился, и не по своей волей ты живешь, и не по своей воле ты умираешь».

Человек, который уходит из жизни путем эвтаназии, приравнивается к самоубийце, а врач, который пошел на это, является убийцей. Нет разницы, прыгнул человек с 9 этажа или ему сделали укол — все один грех. Если врачи уже ничем не помогут, человек должен исповедаться, собороваться, смириться и терпеливо переносить муки. Иногда Господь посредством болезни и печали призывает человека к себе, и это есть спасение для души».

У человека есть право на достойную жизнь, а значит, и право на достойную смерть, так же, как и право на лечение гуманными методами, направленными на облегчение страданий. Однако избавляя человека от нестерпимой боли, мы в первую очередь избавляем от нее себя, чтобы не слышать призыва о помощи. Ведь говоря «Убей меня!» человек в действительности умоляет — «Помоги мне!»

Дополнение 1
Эвтаназия ( в переводе с греч. — «легкая смерть») —  остановка жизни человека, который страдает неизлечимой болезнью, для облегчения его страданий.

Активная эвтаназия — это применение каких-либо действий, направленных на ускорение смерти страдающего пациента с безнадежным прогнозом в последней фазе его болезни.

Пассивная — отказ медицинских работников от принятия мер, которые способствуют продолжению жизни такого больного.

Дистаназия — буквально означает возражение смерти. Практически это понятие подразумевает собой принятие максимально возможных (вплоть до чрезвычайных) мер для поддержки жизни каждого больного, который находится в терминальном состоянии.

Ортоназия— понятие, близкое к пассивной эвтаназии. Этим термином обозначают тактику, при которой врач не делает особенных усилий для спасения больного, не вводит ему лекарственных средств, способных продлить жизнь, а ограничивается лишь принятием мер, которые облегчают состояние умирающего.

Ятроназия — понятие, которое может показаться тождественным активной эвтаназии. Однако здесь есть принципиальная разница. Она заключается в том, что врач при общении с пациентом или его родственниками отрицает возможность всякого лечения в связи с неоперабельностью больного.

Дополнение 2

Закон Украины  «Основы законодательства Украины о здравоохранении»

Статья 52. Оказание медицинской помощи больному в критическом для жизни состоянии

Медицинские работники обязаны оказывать  медицинскую  помощь  в полном объеме больному, который находится в  критическом  для  жизни состоянии. Такая помощь может также оказываться  специально  созданными учреждениями  здравоохранения, которые пользуются  льготами  со стороны государства.

Активные мероприятия по поддержанию жизни больного прекращаются  в том случае, когда состояние человека определяется как необратимая смерть. Порядок прекращения  таких  мероприятий,  понятия  и  критерии смерти определяются Министерством здравоохранения Украины в соответствии с современными международными требованиями.

Медицинским работникам  запрещается  осуществления эвтаназии — преднамеренного ускорения смерти или умерщвления неизлечимо больного с целью прекращения его страданий.

Дополнение 3

Этический кодекс украинского врача

Статья 23. Оказание медицинской помощи умирающему

1. Врач (медицинский работник) должен оказывать медицинскую помощь и моральную поддержку умирающему до последнего мгновения его жизни, прикладывая все усилия для облегчения страданий и сохранения умирающему его достоинства как личности.

2. Врач выступает гарантом оказания больному духовной и моральной поддержки со стороны служителя любой религиозной конфессии.

3. Активные мероприятия по поддержке жизни пациента прекращаются только тогда, когда состояние человека определяется как необратимая смерть.

4. Врач не имеет право даже в случаях, которые кажутся ему безнадежными, преднамеренно ускорять смерть больного или перерывать необходимое лечение. Участие медицинского работника в эвтаназии является недопустимым.

5. Врач, который лечил пациента во время предсмертного заболевания и в терминальный период жизни, не может воспользоваться заветными распоряжениями, сделанными на его пользу, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Дополнение 4

Клятва Гиппократа

«…Я не дам никому просимому у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла…»

Дополнение 5

Христианство: православная церковь определяет эвтаназию как форму убийства или самоубийства в зависимости от того,  принимает ли в ней участие пациент»:«храм Святого Духа, который живет в вас, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои»(1 Кор. 6, 19); «если кто растлит храм Божий, в котором живет Святой Дух, растлит того Бог»(1 Кор. 3, 17).

Папа Римский Иоанн Павел II высказывался об эвтаназии как о нарушении законов Божьих. Национальная конференция католических епископов в США в 1991 г. приняла резолюцию, которая провозглашает: «Жизнь — … подарок, которым мы можем распоряжаться, но над которым не имеем абсолютного господства».

Ислам: «Не убивайте человека, кроме как по праву, ведь это запретил Аллах», — говорит Коран (17, 33).

Иудаизм: В 2005 году в Израиле Кнессет принял закон, который позволяет смертельно больным попросить у врачей прекращение своих мук. Иудаизм выступает за то, чтобы не продолжать жизни искусственным образом. Однако спасение от боли само по себе еще не является оправданием убийства.

Буддизм: Смерть как этап перерождения очень важна: следующее воплощение не будет благоприятным, если самовольно прервать нынешнее. Эвтаназия обременяет карму. Далай-лама XIV Тензин Гьяцо заявлял, что евтаназия в любой форме недопустима.

Источник